logo

Принуждение к закупкам

Госкомпаниям придется импортозамещать оборудование в широком ассортименте

Правительство начинает новый этап принуждения госкомпаний к импортозамещению. Минпромторг подготовил обширный список техники, оборудования и материалов, которые госкомпании с 1 июля не смогут купить за рубежом без согласования с правительственной комиссией по импортозамещению. В него вошли в том числе самолеты, вертолеты, пассажирские и грузовые суда при годовом объеме закупок более 50 млн руб. По мнению собеседников «Ъ», либо список в итоге сократят, а ценовую планку поднимут, либо процедура превратится в «парад исключений».

Минпромторг подготовил перечень машиностроительной продукции и услуг, которые госкомпании (с долей государства более 50%) смогут приобретать за рубежом только после согласования с правкомиссией по импортозамещению (проект постановления опубликован на regulation.gov.ru). «Ъ» писал об этой идее 11 сентября 2017 года, в конце года были одобрены поправки к закону о закупках госкомпаний (223-ФЗ), которые вступят в силу 1 июля. Суть в том, что правительственная комиссия должна проверять наличие российских аналогов и заставлять госкомпании покупать именно их.

Исходно речь шла о закупках прежде всего самолетов, вертолетов и морских судов, но итоговый список состоит из 227 позиций. В частности, туда попали стройматериалы (например, цемент), горнопроходческое оборудование, башенные краны, дорожно-строительная техника и т. д. Есть и ряд позиций для нефтегазовой отрасли, например буровые установки, насосы (в том числе для гидроразрывов), плавучие платформы, а также в основном закупаемые за рубежом роторные системы и оборудование для выпуска СПГ. Придется согласовывать закупки электросетевого оборудования, генераторов и паровых котлов, но не турбин, с которыми был связан самый громкий скандал 2017 года в сфере импортозамещения — перенаправление в Крым структурами «Ростеха» газовых турбин Siemens.

В перечень попали также вагоны, самолеты, вертолеты, суда (как пассажирские, так и грузовые, в том числе танкеры), причем госкомпаниям придется согласовывать не только покупку этой продукции, но и ее лизинг или фрахт. Наконец, в списке станки, спецтранспорт (от снегоочистителей и прицепов до квадроциклов и снегоходов) и ряд других позиций, например военные корабли, циклотроны, томографы и космические ракеты. В «Ростехе» механизм поддержали, отметив, что он «позволит стимулировать спрос на российскую продукцию, отвечающую всем требованиям по качеству и стоимости». В других крупных госкомпаниях от комментариев отказались, как и в министерствах. Источник «Ъ», близкий к Минпромторгу, говорит, что особый акцент сделан на понятии «услуги»: использование лизинга и фрахта «слишком распространено, что вредит закупкам отечественной продукции внутри страны».

Активное принуждение к импортозамещению появилось в риторике правительства еще в 2014 году, но до сих пор его влияние на работу госкомпаний было умеренным и в любом случае гораздо менее значительным, чем прямой эффект западных санкций и ослабление рубля. Но теперь предлагается гораздо более жесткий подход с четким перечнем, который покрывает «очень большую» часть закупок в ряде секторов, отмечают собеседники «Ъ», причем закупки придется согласовывать с уровня гораздо ниже, чем называвшиеся раньше 1–2 млрд руб. «На практике мы не сможем внести оборудование в годовой план закупок, пока не согласуем с правительством, это может привести к большим задержкам»,- уверен один из собеседников «Ъ».

Учитывая низкий ценовой лимит, правительственной комиссии по импортозамещению (сейчас ее возглавляет премьер Дмитрий Медведев) придется рассматривать сотни сделок в год, тогда как сейчас она собирается в среднем один раз в три месяца. «Чтобы реально проверять все сделки и смотреть, есть ли российские аналоги, работать с возражениями компаний, им придется заседать как минимум один раз в неделю»,- предполагает один из источников «Ъ». По его мнению, либо ценовой лимит сделок в окончательном варианте постановления правительства будет резко увеличен, либо эта работа «утонет в деталях» и станет формальной. Другой источник «Ъ» полагает, что на практике перечень обсуждаемого оборудования будет гораздо меньше указанных 227 позиций. «Сильные игроки быстро докажут, что для большинства их закупок нет российских аналогов, а вот кому-то не повезет»,- говорит он.

https://www.kommersant.ru/doc/3612199 

Закрыть